3xsports.ru

Спорт и красота
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как худеют анорексички реальные истории

Похудеть до смерти: 3 страшных способа, которые используют анорексички

Нервная анорексия — серьезное заболевание , тяжело поддающееся лечению. При этом огромное количество девушек стремятся им заболеть. Только у сетевого паблика « 40 кг» более 5 миллионов подписчиц , еще сотни тысяч — у пабликов « Типичная анорексичка», «Ана любит тебя» и подобных. В поисковиках вместе со словом « анорексия» часто ищут словосочетание « как заболеть». Заболеть и похудеть. Иногда — до смерти. Мы узнали все о 3 страшных способах , с помощью которых худеют девушки , мечтающие стать « хрупкими бабочками».

Cosmo рекомендует

Кто повторяет: звездные дети и их родители с одинаковыми бьюти-приемами

WOW! Queen Box: закажи 15 бьюти-средств за 1 990 ₽

Препараты

Редуксин

В любой аптеке можно спокойно приобрести препарат « Редуксин-лайт» — это не лекарство , а пищевая добавка ( БАД), главный активный компонент которой — линолевая кислота. Совсем другое дело — препарат « Редуксин». Это рецептурный препарат. Действующее вещество — сибутрамин , анорексигенное лекарственное средство. Препарат искусственно вызывает чувство насыщения , за счет чего больной , страдающий ожирением , перестает превышать норму дневного калоража. Правда , использовать сибутрамин можно только в комплексной терапии , под постоянным контролем врача и в том случае , если другие способы борьбы с ожирением не сработали , а у пациента высок риск развития заболеваний , связанных с избыточной массой тела. У анорексичек , естественно , нет ожирения , зато есть дефицит массы тела. И это тело , и без того ослабленное , вынуждено бороться с побочными действиями сибутрамина.

В странах Европейского сообщества применение сибутрамина было приостановлено в 2010 году , когда Европейское агентство лекарственных средств обнародовало результаты исследований рисков побочных эффектов лекарства: препарат нельзя принимать пациентам , когда-либо имевшим заболевания сердечно-сосудистой системы — он может вызвать тахикардию , мерцательную аритмию , повышение АД , а также судороги , головокружения , дисменорею и еще более 20 побочных эффектов.

Мотиватор из сообщества « 40 кг»

Флуоксетин

Он же прозак. Это не препарат для похудения , а сильный антидепрессант , один из побочных эффектов которого — потеря аппетита. Человек , страдающий депрессией , при приеме флуоксетина заметит улучшение настроения , снижение тревожности и чувства страха , нормализацию сна. Выраженный эффект появится уже через неделю приема препарата. В том случае , если флуоксетин подходит пациенту. Если же нет , то внушительный список побочных эффектов приема флуоксетина — вовсе не самое страшное. В свое время фармацевтическая компания , производившая прозак , скрыла тот факт , что на фоне приема препаратов флуоксетина более 2000 человек совершили самоубийства. При том , что до этого суицидальные мысли их не беспокоили , несмотря на депрессию.

Весомые тонкости: как похудеть на 5 килограммов без диет

Адский коктейль: эфедрин , кофеин , аспирин. Эфедрин — психоактивный ядовитый алкалоид , сырье для производства наркотиков , содержащих метамфетамин и эфедрон. Хранение , применение и реализация эфедрина в России запрещены , но анорексичек этот факт не останавливает. Эфедрин в чистом виде найти невозможно , а вот эфедриносодержащие препараты — запросто: например , сироп от кашля « Бронхолитин». Стандартный состав коктейля — 25 мг эфедрина , 250 кофеина и 250 аспирина. Эту смесь девушки принимают три раза в день. Якобы она помогает молниеносно сжигать жир. При этом , естественно , неблагоприятно воздействует на сердечно-сосудистую систему.

Мотиватор из сообщества 40 кг

Слабительные и диуретики

Принцип действия этих препаратов понятен: первые помогают освободить кишечник , вторые обладают мочегонным действием — за счет этого создается иллюзия уменьшения веса. Естественно , ни объем мышечной массы , ни объем жира от приема этих препаратов не изменяются. Зато начинаются проблемы с желудочно-кишечным трактом от постоянного применения слабительных. Диуретики же и вовсе нельзя применять без назначения врача: они выводят из организма ионы калия , кальция и магния. Восстановить их баланс без контроля врача и при условии полуголодной диеты очень сложно.

Диеты

Самая популярная двухнедельная диета анорексичек вообще практически не содержит еды: 6 яблок и 2 огурца — вот единственная твердая пища , которую разрешается съесть за 2 недели!

1 день — зеленый чай;
2 день — 4 стакана кефира;
3 день — 1 бутылка минералки;
4 день — 1 яблоко;
5 день — 4 стакана молока;
6 день — зеленый чай;
7 день — 4 стакана молока;
8 день — 2 яблока;
9 день — литр кефира;
10 день — 2 огурца;
11 день — зеленый чай;
12 день — литр молока;
13 день — 3 яблока;
14 день — минеральная вода.

Мотиватор из сообщества 40 кг

На так называемой « питьевой» диете есть твердую пищу вообще нельзя. Только жидкость. 10 дней. Для самых стойких — 14.

Между диетами девушки переходят на «здоровое питание»: тонкие ломтики цельнозернового хлеба , 20 граммов черного шоколада ( 99% какао), щепотка овсяных хлопьев , для сладости приправленных тертым зеленым яблоком — обычное меню на день.

Самоистязание

Естественно , организм все равно пытается бороться с голодом , и у девушек , невзирая на прием препаратов , случаются « срывы». То , что они называют « обжорством», но что по сути представляет собой попытки съесть нормальную порцию обычной еды — ведь после длительного голодания съесть больше обычной порции проблематично. Это больно.

Мотиватор из сообщества « 40 кг»

И за срывами всегда приходит наказание. То есть — самоистязание. Выкладывание в сесть своих фотографий с подписью « Я жирная» — самое мягкое из возможных наказаний. Еще можно выложить фото в альбом для критики и получить дозу оскорблений. Можно наказать себя сухой голодовкой. Сухой — это значит , что нельзя даже пить. Ни еды , ни воды.

При возникновении навязчивых мыслей о еде анорексички советуют представлять себе вместо еды что-то ужасное: червей , гниющие трупы или экскременты. Заниматься неприятными делами. Наказать себя тяжелой физической работой.

И последний способ — порезы. Анорексички режут себя ( в основном ноги , многие потом выкладывают в сеть фотографии порезов на бедрах). На самом деле , проблема самоповреждения — это не проблема анорексии. Самоповреждение — это нездоровая попытка устранить эмоциональную боль , сильную злость и фрустрацию. Оно может принести кратковременное облегчение как на эмоциональном , так и на физическом уровне: с одной стороны , возникает чувство контроля над собственным телом , с другой — порез обеспечивает всплеск адреналина , который , в свою очередь , делает прошлые переживания несущественными. Но ненадолго. Затем вновь приходит чувство вины , стыда и возвращение пережитых ранее эмоций.

Анорексия: История моей болезни

В детстве я была вполне обычным ребенком. Была очень активной, жизнерадостной, любила покушать. Я всегда выделялась высоким ростом и худощавым телосложением, однако отцовские гены отразились на мне широкой грудной клеткой и выпирающими ребрами, как следствие, строение живота — создается впечатление, что он торчит. Из-за этого меня называли пузатой (ребята же любят дразнить девочек). Я не обращала внимания, продолжала кушать и жить в свое удовольствие.

Наступил переходный возраст…. О да, тот возраст, когда хочется выглядеть лучше всех, хочется нравиться мальчикам, уже чувствуешь себя взрослой, начинаешь копаться в себе и искать недостатки, пути их решения. Так вот, самым главным моим недостатком был толстый живот и худые ноги! Парадокс, да?! Ну сейчас то я понимаю, что живот такой сам по себе и жира в нем было немного. Ну а разве в то время я могла это понять?! Нет! Еще и усугублялись комплексы поддразниванием мальчиков, да и подруга часто рекомендовала втянуть живот. Так я жила до 16 лет. У меня был парень, который души во мне не чаял, но мне мешал жить придуманный комплекс.

В один прекрасный день я решила похудеть….

Вместо привычных макарон/картошки на ужин я стала кушать салаты. Затем убрала крупы вообще. Родителям начала врать, что просто не хочу кушать. К слову, родители мне всегда доверяли и не могли даже усомниться в моих словах и почуять что-то неладное.

Процесс шел медленно. Мне это не нравилось. Я просила маму покупать чай и кофе для похудения. Тут мама насторожилась, но я ей доказывала, что это просто, чтобы вывести шлаки из организма, ага-ага. Я пила его пачками. Но живот не уходил…. Тогда я стала делать разгрузочные дни на кефире и огурцах. Честно, я не заметила, как стала жертвой воронки под названием анорексия. Но когда я поняла, что происходит, я уже весила 37 кг при росте 173….

Напомню, что толстой я никогда не была! Изначально я весила всего 50 кг. Да, качество тела было не очень хорошим. Дряблый животик, но все можно было подтянуть тренировками. Но нет! Это же надо тратить время, силы, заставлять себя заниматься! Не есть то проще!

Итак, 1,5 года я находилась в забытье. Терзалась только муками – как бы всем соврать, что я ем. Прекрасно помню то время: как же я ждала завтрак. Я просыпалась, выпивала 2 стакана воды и ждала 30 минут. И вот он волшебный завтрак…. Целых 2 маленьких зеленых яблока и хлебец. Как же много и вкусно. Мне казалось, что я съела нереально много, что непременно потолстею. Поэтому оставшийся день я ела 3 белка и огурчики.

Я стала раздраженной, но не замечала этого. Мне казалось, что я еще толстая, хотя на улице все тыкали пальцем, смеялись, оборачивались, говорили: «Смотри, анорексичка идет! Да я лучше буду толстой, чем такой!». Я обижалась, плакала, но выводы не делала.

В один прекрасный день пришло осознание того, что со мной происходит. Я увидела наконец-то, что у меня торчат кости, что все тело в волосах (у меня были волосы даже на спине!), выпадают волосы с головы, что я похожа на скелет. Хотя мне об этом каждый день говорили родственники, брат называл «Бухенвальд». Наступили ужасные времена. Я плакала каждый день по нескольку раз, я мучила всех близких. Во мне жило 2 человека: первый все понимал и хотел поправиться, вылечиться, набрать вес, а второй всё запрещал, боялся еды.

Читать еще:  Лечение простудных заболеваний в домашних условиях

Я пыталась есть, как мне это казалось, я объедалась (помню, как плакала, что я объелась, что так нельзя резко бросаться на еду, а на самом деле я съела только пол блюдечка тушеной капусты). Я становилась сумасшедшей, зависимой от еды. Я ее и избегала, но в тоже время понимала, что есть необходимо. Доходило до паранойи. Я корила себя за каждый съеденный кусок. Со временем, порции становились больше, также усиливалось и чувство вины за съеденное. У меня взрывался мозг. Так продолжалось (страшно подумать) 2,5 года.

Я рада, что я не впадала в другую крайность – булимию. Я боролась с собой. Набрала до 49 кг, но в голове осталась она – анорексия. Затем я решила пойти в зал, чтобы отрабатывать еду. Я и правда отрабатывала. Я не ела банан, если тренировка прошла плохо. Я могла не есть вообще, если не приседала. Тренировалась я по 2,5 часа в бешеном темпе (удивляюсь, откуда у меня были силы). И вот я снова 41 кг. Снова не ем, снова истерики, снова страх есть….

Я зарегистрировалась в Инстаграмме @ekkkaty , следила за «фитоняшками», за их рационом и стала подражать. Только по иронии судьбы все «фитоняшки» были на сушке. А я чем хуже?

Прогресса не было. Я хотела, чтобы на таком питании росла масса. Смешно, да? Я даже протеин купила. Пила его и думала, как растут мышцы. Ничего не менялось, ела я на 800-900 ккал, занималась 4 раза в неделю по 2,5 часа.

На мою страничку стали подписываться. Посыпались комментарии в стиле: «Что ты с собой делаешь? Тебе надо булки жрать, а не траву с белком!». Я обижалась. Но в моей голове стали зарождаться здравые мысли. Я стала добавлять крупы на завтрак. Я не поправлялась, но чувство вины за съеденное меня не покидало. Я каждый день говорила маме, что я так много стала есть, а на самом деле ничего не менялось. Бедная моя мама, сколько ей пришлось пережить со мной! Удивительно, но отсутствие менструации 2, 5 года меня не заботило, я думала только о фигуре.

Постепенно желание выкарабкаться превысило страх перед едой. Я стала повышать ккал. Рассчитала себе норму на набор веса – 2600 ккал. Для меня это было чересчур. Но я старалась кушать. Я правда училась кушать заново. За 2,5 года я забыла вкус еды. Я все пробовала, как первый раз. Естественно, меню на день я продумывала заранее. Я стала грезить едой, думала только о ней. Что мне есть, что на завтрак, что на обед, что в перекусы, а можно ли это, можно ли то. Я доставала маму, боролась с родственниками: я не садилась с ними за один стол, ведь там заставят есть обычную «вредную» еду. Я часто уходила в другую комнату и ела там свои куриные грудки.

Было сложно. Все считали меня сумасшедшей. Я набрасывалась на еду, не могла наесться. Могла съесть одна целую курицу и остаться голодной. Мой истощенный организм не мог больше терпеть ограничения в количестве. Я ела по 3-4 пачки творога за раз с литром кефира, ведрами малину и клубнику, кусками хлеб. Я очень долго не могла «насытиться». Если передо мной была еда, то я смотрела на нее глазами голодного волка и набрасывалась, хотя во время болезни чувства голода не было вообще.

Вес стал расти. С каждым набранным килограммом сознание становилось «чище». Я не замечала, как привыкла к большим порциям, как могла съесть конфетку или шоколадку. Тренировки, конечно, тоже изменила. Я очень много читала литературы по набору массы и веса. Я стала тренироваться по часу 3 раза в неделю и продолжаю так делать и по сей день. Кушать приходилось заставлять себя насильно. Много, часто, огромными порциями. Я поняла, что мне это нужно, что иначе я не изменюсь.

Как только появился внутренний стимул, желание — результат не заставил себя ждать! Сейчас я вешу 50 кг. Кушаю много, но никакого чувства вины не испытываю, могу спокойно съесть сладости, выпечку. На данной отметке я не хочу останавливаться, набор веса продолжается, но уже в другой направленности. Мне нравится заниматься в зале, нравится, как крепнут мышцы, как меняется тело. Тренировки дают определенную уверенность в себе, стимул меняться и прогрессировать.

Я очень рада, что мне удалось справиться с этой болезнью, причем самостоятельно. Теперь я понимаю, как не красит девушку худоба, и что здоровье намного важнее фигуры. Болезнь наложила свой отпечаток на состоянии моего здоровья (еще бы, организм сражался за жизнь из последних сил). Я верю, что мне удастся все наладить. И если мой откровенный рассказ кому-то поможет, я буду безумно счастлива.

«Выпадали волосы и зубы». Честный рассказ борющейся с анорексией девушки

В Международный день борьбы с анорексией — 16 ноября — корреспондент «АиФ-Воронеж» поговорил с 23-летней Марией Ивановой (фамилия изменена по просьбе героини – ред.) о том, что подтолкнуло ее к отказу от еды и какой путь она прошла, борясь с болезнью.

«Я всегда была полной девочкой»

Виктория Молоткова, «АиФ-Воронеж»: Мария, расскажи, почему ты решила начать худеть? Был какой-то переломный момент?

Мария: Я всегда была очень полной девочкой, искренне убежденной в том, что похудеть не могу. В детстве никогда не было такого, чтобы я вдруг подошла к зеркалу и себе понравилась. Я считала полноту данностью. Например, у одних людей карие глаза, у других – голубые, и изменить они это не могут. Также и с полнотой. Я была единственным ребенком не только в семье, но и в крохотной деревне, где я жила, и кормили меня все, причем жирной калорийной пищей. Бабушка пекла пирожки, пончики, блинчики, все совали мне шоколадки и конфетки. У меня сформировались совершенно неправильные пищевые привычки. Не было ни тени понимания, что я питаюсь неправильно, хотя врачи на медосмотрах меня ругали, отправляли к эндокринологу.

Впервые я задумалась о том, что мне нужно похудеть, в восьмом классе, когда стала осознавать себя как девушка. Я понимала, что вряд ли могу кого-то привлечь таким внешним видом, потому что тогда я достигла своего максимального веса – 90 килограммов. Дразнили ли меня одноклассники? Ну, да. Но не настолько, чтобы меня это мотивировало.

После девятого класса я перешла в другую школу, это было для меня большим стрессом, и я просто потеряла аппетит. Я скинула килограммов пять, мне стали делать комплименты, и я вдруг подумала: «Ух ты, как здорово! Я, оказывается, могу худеть». И похудела еще на пять килограммов, уже ограничивая себя в питании. Я тогда еще не знала про подсчет калорий и делала это интуитивно. То, что казалось мне вредным, я исключала, ела больше фруктов и овощей. Школу я закончила с весом в 65 килограммов.

В университете у меня была тяжелая финансовая ситуация. Я училась, много работала, и вес уходил сам собой. Я экономила на всем: не ездила на маршрутке, ходила пешком, в университете не обедала, жила перекусами утром и вечером. К концу первого курса я весила около 55 килограммов, и это был мой здоровый вес. Надо было бы на этом остановиться. Но потом произошел ряд трагических событий – развод родителей, смерть бабушки. Я похудела до 50 килограммов. У меня пропал менструальный цикл, я плохо себя чувствовала, начали выпадать волосы.

— Ты обращалась к медикам за помощью?

— К тому моменту, когда я решила обратиться к врачу, месячных не было уже месяцев пять. Но эндокринолог сказала, что это мой здоровый вес, и посоветовала диету для его поддержания. Я подумала, что на этой диете я могу поправиться, и стала сильно урезать порции.

Моим идеалом были 48 килограммов, потому что мама в моем возрасте весила столько же и выглядела очень худой. Я смотрела на ее фотографии и думала, что хочу быть такой же. Хорошо помню момент, когда взвесилась и поняла, вот они — заветные цифры. Но из зеркала на меня по-прежнему смотрела очень полная девушка.

К тому моменту у меня развилась дисморфофобия – неадекватное восприятие собственного тела. Если я прибавляла 200 граммов, мне нужно было моментально их скинуть и парочку килограммов за компанию. В этот момент началась острая стадия моей анорексии.

Я обращалась к психологам, психиатрам, мне была оказана не очень удачная медицинская помощь — такая, что я чуть не умерла. Я решила, что врачей в истории моего восстановления больше не будет.

За лето я похудела еще на десять килограммов и весила уже 37. Я была очень активна в этот период: просыпалась утром, съедала огурец и помидор, запивала это колой и шла тратить калории. Я много ходила пешком, у меня была норма – минимум 15 тысяч шагов в день, но я всегда делала больше. К августу у меня уже не было сил, но я все равно считала, что должна расходовать калории. Я помню, как выходила из дома и переползала от лавочки к лавочке, потому что больше 15 шагов сделать не могла. В один день я проснулась и поняла, что не могу встать с кровати. У меня постоянно кружилась голова, я мерзла, у меня выпадали волосы, потом начали выпадать зубы.

Читать еще:  На какие заболевания

«Семью воспринимала как врагов»

— Как близкие относились к твоей «диете»?

— Моя мама достаточно быстро сдалась. Она боролась со мной какое-то время, но потом стала говорить: «Мы все умрем». Она повторяла это как мантру. Иногда она кормила меня насильно. Мы жутко конфликтовали, потому что в острой стадии анорексии я была очень злой, меня не интересовало ничего, кроме веса и калорий. На подсознательном уровне мне было очень жалко мою семью, но когда они заставляли меня есть, я воспринимала их как врагов.

Когда мы с моим будущим мужем Лешей начинали встречаться, я весила 65 килограммов, а он был очень худым. В состоянии пышечки я ему очень нравилась. Он никогда в жизни не говорил мне сбросить вес. Когда я начала худеть, он сказал: «Тебе и так хорошо. Но если для тебя это важно, я не против». Он очень поздно заметил, что у меня проблемы с едой.

Леша был единственным человеком, который всегда говорил, что я выздоровею, что у нас все будет хорошо, что у нас будут дети, семья. Он буквально кормил меня с ложечки и радовался каждому моему набранному килограмму, повторяя, какая я красивая.

В то время, когда я активно начала худеть, моя бабушка ослепла. Теперь она на ощупь определяет, не похудела ли я, потому что этот страх у нее до сих пор есть.

«У меня остановилось сердце, я не дышала»

— Как ты решила бороться с анорексией?

— Был переломный момент, когда я поняла, что с этим нужно что-то делать. Мне назначили лошадиную дозу антидепрессантов. На тот момент я была сильно ослаблена и в первый день, когда их выпила, уснула моментально. На следующий день я ходила как сомнамбула, в коридоре вуза меня ловили преподаватели. На следующий день я повторила прием, и ночью мне стало очень плохо. Я пошла выпить воды и очнулась в коридоре, куда меня перенесла мама. У меня остановилось сердце, я не дышала, не реагировала, мама поднесла к моему лицу зеркальце — дыхания не было, пульс не прощупывался, я была ледяная.

Все обошлось, но после этой истории я поняла, что мне нужно что-то делать. У меня начался страшный голод. Я стала есть все подряд. Начались отеки, болело все тело. Это было страшно. Я набрала килограммов пять, обрадовалась, посчитала себя здоровой, хотя весила чуть больше 40 килограммов. В этот период я вышла замуж, и когда мы с мужем поехали в свадебное путешествие, у меня случился рецидив, я опять начала худеть. Я достигла своего минимального веса — меньше 37 килограммов.

Тогда я отказалась от взвешивания, что советую делать всем анорексичкам, потому что цифры очень замедляют восстановление. И началась вторая волна восстановления, в десять тысяч раз более трудная, чем первая. Отеки, боли во всем теле. Я могла надеть на пять минут носки, и они отпечатывались на моих ногах так, как будто кожу касалась раскаленная кочерга. Этот вес и этот вид очень отравлял мою жизнь. Я каждый день рыдала, но знала, что если я сейчас опять похудею, то в моей жизни дальше ничего не будет.

— Контролируешь ли ты свой вес сейчас?

— Я не слежу сейчас за своим весом так, как следила раньше. Сейчас я вешу 48 килограммов, это считается моим здоровым весом, хотя проблемы со здоровьем все равно остались. Из-за них не могу питаться как обычные люди и есть, что хочу. Если бы здоровье позволяло, я бы наверное ела все. Еда – это энергия, поэтому на вкусе я стараюсь не зацикливаться.

«Я призываю не судить людей по их внешности и весу»

— Что ты посоветуешь девушкам, недовольным своим весом?

— Когда мне пишут девочки, желающие похудеть, я им, конечно, отвечаю, но советов по похудению не даю. Я очень хорошо знаю, что и как нужно сделать, чтобы сбросить вес. Но эти советы еще никого до добра не доводили. Поэтому девочкам, которые ко мне обращаются, я стараюсь кратко рассказать свою историю и предостеречь.

Недовольными своим весом могут быть и очень худые люди. По человеку, который идет по улице, нельзя сказать, есть ли у него расстройство пищевого поведения. Девочка может весить 80 килограммов и при этом быть анорексичкой. У нее в голове может твориться хаос, кошмар, она может ненавидеть себя, свое тело, считать калории, худеть, срываться, набирать вес. Я знаю очень многих, которые после анорексии уходили в булимию и годами переедали.

Я призываю не судить людей по их внешности и весу. У нас в обществе до сих пор есть стереотип, что анорексички – это девочки, которым нечего делать, не жалко своих родственников. Чаще всего к анорексии есть генетическая предрасположенность, проявится ли она, зависит от эмоционального климата в окружении человека. Чаще всего анорексии подвержены перфекционистки, которые во всем хотят быть идеальными.

Мне бы очень хотелось привлечь внимание к этой проблеме. Если кому-то вдруг становится понятно, что у его знакомого очень странные отношения с едой, возможно, нужно протянуть этому человеку руку помощи и просто поговорить с ним об этом. А еще лучше — найти квалифицированную медицинскую помощь, потому что психотерапевта, который может работать с этим заболеванием, мне удалось найти только с седьмой попытки.

Комментарий медицинского психолога

«Анорексия не такая уж и безобидная болезнь. Это стойкое расстройство, которое характеризуется рецидивами (по некоторым данным, у 25% пациентов) и развитием различных соматических и психических расстройств, — говорит доктор психологических наук Марина Ларских. — Лечение нервной анорексии затруднено, во-первых, из-за отрицания больной своей болезни, во-вторых – из-за выраженного страха пациентки набрать лишний вес. Кроме того, общество, родители, сами пациентки не понимают всю опасность анорексии, рассматривают ее как «причуду» или «очередные капризы». А ведь нервная анорексия может привести даже к смерти – по некоторым данным, от нее умирает 20-25% больных. Это очень сложные больные – они вроде бы все понимают, со всем соглашаются, но просто отказываются от пищи под различными предлогами («я уже поела», «болит желудок», «поем завтра»), вызывают рвоту после приема пищи или делают изнуряющие физические упражнения (бегают, прыгают, плавают часами, лишь бы сжечь калории). Что интересно, больные с нервной анорексией любят еду – они с удовольствием будут говорить о различных продуктах и рецептах, любят готовить, накрывать на стол, кормить других, но сами не едят.

Анорексия — страшная болезнь, ласковый убийца. Сначала встречаешь худеющую девушку в отделении неврозов — она еще полна сил и энергии, стройная и красивая, только хочет чуть сбросить вес, а тут лежит, потому что настояла мама. Потом она ложится во второй, третий раз. Говорит, что все хорошо: «Мама настаивает, а так я ем». Она уже не так очаровательна, волосы становятся тусклыми и редкими, глаза — грустными, но улыбается, со всем соглашается и обещает есть.

Потом вдруг встречаешь ее уже в общем отделении. Приветливо улыбается тебе, рада встрече, говорит: «Все нормально, но только врачи настаивают на наборе веса, а как наберу, так меня переведут в отделение неврозов или вообще домой отпустят». Выглядит ужасно – кожа серая, на лице одни глаза, во рту недостает зубов. «Институт пришлось бросить, сил нет ходить, мерзну все время, но вот скоро поправлюсь и все наладится». Но голос слабый, и я вижу, как она после обеда делает из последних сил зарядку. Потом узнаю, что умерла в реанимации».

‘Я делаю страшные вещи, чтобы худеть’: личный опыт жизни с анорексией

06.11.2019, 08:00 EST

У каждого своя мотивация к похудению. Для кого-то это просто желание носить определенный размер, для кого-то — нечто большее. Порой большее, чем сама жизнь, — это вызывает ужас. Отношения с едой красноречиво рассказывают об отношениях человека с самим собой и с миром: нелюбовь, невнимание, непризнанность, проблемы с самооценкой — все это так или иначе отражается на том, что человек ест. Или не ест.

Фото: Depositphotos

«Медицина не то чтобы бессильна в лечении анорексии — но, например, в России нет законодательной базы для ее лечения, в частности, и поэтому среди врачей нет единого мнения о том, как помогать пациентам. Многие специалисты, к сожалению, наделяют слишком большим значением влияние “идеалов” красоты на жертв анорексии, чем отчасти обесценивают их психологические проблемы. Да, эта болезнь “не является социально опасной формой поведения”, но она разрушает личность пациента — как самая настоящая психическая болезнь», — пишет health.mail.ru.

Читать еще:  Сухие локти признак какого заболевания

Свою историю изданию рассказала Дарья. Сейчас ей 21 год, ее рост 164 см, а вес — был разным.

Впервые Дарья задумалась о нем в школе, она с детства была склонна к полноте, за что терпела нападки одноклассников.

«Я чаще отзывалась на «корову», чем на свое имя. Каждый считал своим долгом меня обозвать, толкнуть, измазать мои вещи, выкинуть портфель. Родителям не говорила — не хотела помимо коровы быть еще и ябедой. Подруги у меня были, но когда начиналась травля, они перебегали на сторону обидчиков», — рассказывает девушка.

В седьмом классе при весе в 70 кг Дарья, по примеру подруги, села на кефир и сбросила 10 кг. За 10-й класс поправилась до 75 кг. Пробовала правильное питание и спорт, ходила голодная, измотанная, но сбросила лишь 3 килограмма.

«Мне было обидно, я так старалась, пахала в зале, а внешне даже не было заметно этого сброшенного веса. Потом я узнала о девочке, которая худеет на таблетках (антидепрессантах — прим. ред.) И началось мое преображение. Они хорошо подавляли чувство голода, я ограничила себя в еде. Убрала мучное, жареное, сладости. Мама поддержала, но про препараты я ей сказала не сразу. Вес уходил быстро — я была довольна. Стала подписываться на паблики про анорексию, худобу, мне была интересна эта тематика, картинки, которые мотивировали и давали силы идти дальше».

Потом Дарья узнала о других препаратах: слабительных и мочегонных. Их тоже стала принимать, но не часто. Похудела до 57 килограммов.

«Я стала звездой. Меня все расспрашивали, мной восхищались, ко мне все потянулись. Я сияла от счастья», — рассказывает Дарь.

«После диеты просто себя ограничивала, но таблетки не бросила. Я поступила в университет. И в какой-то момент я поняла, что раз я худая, то могу есть все, что пожелаю. Стала есть сладости в немереном количестве, и вес начал прибавляться. Тогда я решила, что буду после каждой съеденной «гадости/сладости» вызывать рвоту. Дошло до того, что мне даже не было страшно это делать в грязных общественных туалетах».

На втором курсе Дарья пристрастилась к фастфуду. Пробовала «чистить желудок» (то есть вызывать рвоту), но вес прибавлялся по-прежнему. Началась депрессия, которую девушка заедала.

«Дошло до того, что я перестала ходить на учебу: просыпалась, ехала в Макдональдс, ела, уезжала домой. Только фастфуд и сладости, нормальной еды для меня не существовало. Я была в ужасном состоянии: сидела дома и плакала, заедая слезы тортами. К лету того года я весила 95 килограммов», — признается девушка.

Подруга от Дарьи отвернулась. Рядом осталась лишь двоюродная сестра. Дарья позвонила в отчаянии маме, та обещала поддержать, она отправилась к родителям.

«Когда родители встречали меня с поезда, я увидела их лица. Несмотря на то, что я предупреждала маму о своем весе, убедившись в этом воочию, родители были поражены. Сказали, что срочно сажают меня на диету. При этом все было с какой-то агрессией, давлением. Не было слов поддержки, только крики, скандалы. Я хотела услышать: «У тебя получится, ты молодец, старайся», — но слышала только: «Вот, посмотри на себя, жирная, как так можно, сидишь дома, себя стесняешься, всю семью наказала, из-за твоего веса мы не можем сходить с тобой отдохнуть куда-нибудь и так далее».

«Днем мама кормила меня овощами, вареной грудкой, а когда никто не видел, я ела конфеты», — рассказала Дарья.

«Когда вернулась домой, стала есть еще больше. Я ненавидела себя, у меня были попытки самоубийства. Сестра была рядом, только она. Она поддерживала, останавливала, внушала мне, что я все смогу. Я дошла до веса 110 кг. Я шла в очередной раз в Макдональдс, увидела свое отражение в зеркале и ужаснулась. Я просто поняла, что это кошмар, в 20 лет весить 110 килограммов».

Девушка решила действовать, и как можно быстрее. Она хотела нравиться мальчикам, носить модные вещи. Она сильно снизила калорийность ежедневного рациона, стала вести дневник питания.

«Была злая, кричала на всех, дергалась. Но ко всему привыкаешь. Я и подумать не могла, что диета может быть в кайф. Результаты появились уже через неделю. Я ела в основном ягоды, фрукты, вареную индейку/кролика/курицу. Все взвешивала, высчитывала калории, записывала, и мне это так нравилось! Я постоянно мечтала, какую красивую одежду буду носить, когда похудею, как все мной будут восхищаться. Я подписалась на все существующие группы про анорексию, худобу, смотрела часами на фотографии в этих группах, это была лучшая мотивация».

К диете Дарья снова добавила таблетки. Когда она весила около 75 кг, внезапно попала в больницу: из-за неправильного питания и похудения появились камни в желчном пузыре. Через несколько месяцев после операции она весила 57 килограммов, а когда дошла до 55 кг, захотелось 50. И получилось.

«Красивая одежда, восхищение, комплименты — все это было. Но меня не устраивало то, что я вижу в зеркале. Правда, начались проблемы: слабость, низкое давление, обмороки, тахикардия. Желание стать красивой переросло в безумство. Вес 50 кг меня уже не устраивал — и вот я вешу 48.

Я делаю страшные вещи, чтобы худеть, — вещи непонятные и убивающие меня. Но я даю себе в этом отчет: я хочу быть скелетом, хочу пугать людей своей худобой. Хочу, чтобы мои фото были во всех этих пабликах и группах, которые меня вдохновляли, когда я была жирной. Я хочу добиться 36–38 кг. И добьюсь», — делится она.

«Меня не пугают проблемы и даже смерть, я просто хочу быть самой худой», — говорит Дарья.

«Родители в панике, грозят мне психушкой. К врачам я не обращаюсь — терпеть их не могу. Я не страдаю, а добиваюсь и наслаждаюсь. Я кидала свои фото «до и после» во многие группы и подумать не могла, что сотни девушек начнут писать мне, просить совета, восхищаться. Когда я читаю комментарии, я просто таю от блаженства. Вот он — тот момент, когда меня постят в паблике, в которых я черпала вдохновение, когда весила 110 кг! Я насыщаюсь этим вместо еды.

Я сломала себя и уничтожила, но оно того стоило. Мое тело нравится мне с каждым днем все больше. Кости, бледность. А что касается питания, то все стало проще: аппетита все чаще нет. Нет той пищи, которую я бы хотела почувствовать во рту, ощутить ее вкус», — признается Дарья.

За все последнее похудение у Дарьи не было ни одного срыва. Она знала, что если не похудеет сейчас, то навсегда останется толстой. Сейчас она продолжает учебу, В свободное время гуляет, смотрит фильмы, стреляет из классического лука и… готовит! В основном сладости. Не для себя — домашним. В этом девушка тоже видит воспитание силы воли — приготовить, но самой не съесть ни крошки. Вот такой самоконтроль.

Историю Дарьи и проблему анорексии в целом для Здоровья Mail.ru прокомментировал врач-психотерапевт Павел Буков.

«Анорексией болеют в основном девочки и девушки, средний возраст 14–18 лет. К этой категории относится и героиня нашей истории. У нее анорексия сочетается с булимией: одно нарушение пищевого поведения резко сменяется другим, осложняя лечение.

Среди многочисленных расстройств пищевого поведения анорексия занимает особое место. Может быть, потому, что статистика смертности от этой болезни пугающая (погибают, по разным оценкам, от 5 до 10% пациентов). Разумеется, пугает еще и внешний вид тяжелых больных, которые добровольно отказываются есть.

Заметное окружающим анорексическое состояние развивается постепенно, не за один год, но начаться все может с обидного провоцирующего замечания. Далее идет стадия добровольного ограничения в питании, далее больной может сформировать анорексическую доминанту — стойкое отвращение к еде.

Немалую роль в этом играет анорексическая субкультура, воспевающая особый идеал красоты: бледность, маленький вес, отсутствие видимого мышечного рельефа. Тысячи групп аноректиков в соцсетях предлагают разные рецепты потери веса, поддержку, марафоны и т.д. Картина анорексии у девочек часто накладывается на переходный возраст. В отказе от пищи они находят возможность выразить свой подростковый протест, выделиться.

Важно, что люди с анорексией отличаются от людей, которые часто используют диеты. Последние стремятся достичь определенного веса и удерживать его. Аноректики же не фиксированы на конкретной цифре, их желаемый вес постоянно сдвигается на все меньшие и меньшие значения. У этих пациентов меняется восприятие себя, возникает конфликт с окружающими, которые осуждают добровольное самоповреждение.

База для развития анорексии — это психологические травмы в детстве. Толчком может стать просто-напросто отсутствие любви и равнодушие близких, прежде всего родителей.

Среди специалистов нет единого мнения, что делать в том случае, если аноректик отказывается от помощи и хочет продолжать разрушать себя. Некоторые специалисты предлагают оставить пациента в покое и позволить ему распорядиться своей жизнью по собственному усмотрению. Другая группа специалистов, к числу которых отношусь и я, считают, что необходимо использовать все разрешенные законодательством способы повлиять на пациента, склонить его к решению вернуться к нормальной жизни и адекватным пищевым привычкам».

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector